Главная

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Федеральным министром европейских, интеграционных и иностранных дел Австрии С.Курцем

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры  с моим австрийским коллегой Федеральным министром европейских, интеграционных и иностранных дел  Австрийской Республики  С.Курцем прошли в конструктивном ключе. Мы обсудили широкий спектр вопросов.

Отметили, что, несмотря на непростую ситуацию на европейском континенте, российско-австрийский диалог продвигается поступательно. Это происходит на основе принципов взаимного уважения и взаимной выгоды. Мы рассмотрели состояние двусторонних связей, в том числе с учетом итогов  встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Федеральным президентом Х.Фишером в Москве в апреле прошлого года.

Подтвердили нацеленность на преемственность в наших отношениях и обоюдную заинтересованность в их развитии по всем направлениям, в частности, поддержали задачу восстановить положительную динамику товарооборота. Особую роль в этих условиях мы отводим  Межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству  и  Российско-Австрийскому деловому совету, деятельность которых активно продолжалась в прошлом году. Рассчитываем, что так будет и в наступившем году.  

В этом году был дан старт «перекрестному» Году туризма в России и в Австрии. Мы уверены, что это будет способствовать не только упрочению дружбы и взаимопонимания между нашими гражданами, но и наращиванию туристических обменов. Тем более, что реализация данного проекта опирается на успешный опыт «перекрестных» cезонов культуры России и Австрии, которые прошли в 2013-2015 гг.

Мы высоко оцениваем межведомственные, межпарламентские, межрегиональные связи, контакты по линии гражданских обществ. Будем продолжать эту работу, в том числе между министерствами иностранных дел России и Австрийской Республики.  

Австрия сейчас является Действующим председателем  ОБСЕ. Особое внимание мы уделили подробному обсуждению нашего взаимодействия в данной Организации. Россия и Австрия убеждены, что ОБСЕ должна оставаться важнейшей площадкой для обсуждения подходов ко всем ключевым вопросам общеевропейской повестки дня. Мы, как и Австрия выступаем за максимально полное задействование потенциала ОБСЕ в интересах содействия урегулированию  кризиса на Украине.

Подчеркнули безальтернативность реализации  Минских договоренностей  во всей их совокупности и последовательности, что предполагает предоставление Донбассу особого статуса, закрепление его в конституции, проведение в регионе выборов, осуществление амнистии. Конечно, все эти вопросы должны решаться через прямой диалог Киева с Донецком и Луганском при помощи ОБСЕ и «нормандской четверки».

Обменялись оценками состояния отношений между Россией и Евросоюзом. Мы знаем, что сегодня во многих странах  ЕС, включая Австрию, растет осознание необходимости восстановления полноформатного диалога на основе прагматизма и национальных интересов каждой страны.

У нас с Австрией налажен диалог и по другим вопросам международной политики, включая положение дел на Ближнем Востоке и Севере Африки, а также задачи борьбы с угрозами терроризма и экстремизма. Рассчитываем, что этот диалог помогает нам и австрийцам лучше понимать позиции друг друга.

Вопрос: Последнее время в западном информационном пространстве набрали невиданные обороты истории с компроматами, утечками, шпиономаниями, вбросами. Россия упоминается и обвиняется не только в хакерских атаках, а практически во всем. Как бы Вы могли это прокомментировать?

С.В.Лавров: Честно говоря, мы уже начали уставать от обсуждения темы российского вмешательства во внутренние дела  США, в частности, в связи с избирательной кампанией, которая там завершилась избранием президента Д.Трампа. Поскольку эти голословные, бездоказательные, клеветнические обвинения продолжают всплывать, хочу сказать, что цинизм ситуации состоит в том, что в этом нас обвиняют те, кто активнейшим образом сам вмешивался в эту избирательную кампанию. Россия неоднократно устами Президента, других наших представителей заявляла, что мы готовы работать с любым президентом, за которого проголосует американский народ в соответствии с законами США. С любым президентом, кто бы ни победил. Но в отличие от нас целый ряд лидеров стран-союзников США открыто агитировал за Х.Клинтон. В этом активно отметилась Канцлер  Германии  А.Меркель, ПрезидентФранции  Ф.Олланд, Премьер-министр  Великобритании  Т.Мэй и другие руководители европейских государств. Более того, помимо прямой агитации за Х.Клинтон, официальные представители европейских стран не стеснялись демонизировать Д.Трампа. Например, мой немецкий коллега Ф.-В.Штайнмайер назвал его, если я правильно помню, «проповедником ненависти». Министр иностранных дел Великобритании Б.Джонсон вообще сказал, что Д.Трамп неадекватен, а бывший в ту пору премьер-министр Франции М.Вальс заявил, что республиканского кандидата отвергает весь мир. Все это не шепотом в узком кругу, а громко и на всю планету.

Наверное, пора признать факты, что не Россия, а американские союзники грубо вмешивались во внутренние дела США, в избирательную кампанию. Многие из них, кстати, и сейчас не могут справиться со своими чувствами и успокоиться. Мы не вмешиваемся в эти разборки, принципиально стоим в стороне от того, что сейчас происходит внутри США между уходящей администрацией и командой Д.Трампа. Но выпады представителей команды Б.Обамы против избранного президента смотрятся порой просто лицемерно. Буквально пару дней назад, 15 января, когда Д.Трамп в интервью «Таймс» и «Бильд» высказал свое мнение о миграционной политике Германии, мой коллега Дж.Керри заявил, что это не этично и является вмешательством во внутренние дела ФРГ. И это говорят люди, которые не только на словах пытались поучать другие страны, включая Европу (например, Б.Обама лично агитировал против «Брекзита»), но которые вмешиваются в чужие дела далеко небезобидным способом с применением военной силы с целью смены режимов. Поэтому здесь, наверное, не двойные, а уже тройные стандарты. Мы считаем, что те, кто выдвигает такие обвинения в наш адрес, пытаясь свалить «с больной головы на здоровую», хотя бы должны покраснеть.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову):  Министр иностранных дел С.Курц заявил, что он поддерживает вариант, при котором постепенно будут смягчаться санкции в отношении России, если она сделает соответствующие шаги по Минским соглашениям или в украинском конфликте. В чем именно Россия может идти на компромисс? Может ли, например, допустить вооруженную миссию ОБСЕ или передать контроль над украинской границей?

С.В.Лавров:  Работая над выполнением Минских договоренностей, побуждая всех, кто подписал Минские договоренности, честно пройти свою часть пути, мы не думаем о том, как долго продлятся санкции и не стремимся к тому, чтобы ублажить кого-то и добиться решения об их отмене. Санкции вводили не мы, не нам их снимать.

При всем уважении к моему другу и коллеге С.Курцу, то, что в Евросоюзе нашли очень удобную, но лукавую форму – санкции снимем, когда Россия выполнит Минские договоренности, не делает чести Евросоюзу. За эту формулу спрятались те, кто понимает бессмысленность обвинения России в том, что происходит на Украине, кто прекрасно видит всю  игру киевских властей, которые не желают и не могут выполнить Минские договоренности, те, кто гарантировал Минские договоренности, но по сугубо геополитическим и идеологическим причинам не хотят заставить киевские власти выполнить их обязательства. Это  очень большая геополитическая игра. Она связана, в том числе, и с попытками поставить наших соседей перед ложным выбором: выбирайте либо вы с Европой, либо вы с Россией, дружить и с нами, и с Россией у вас не получится. Грубо, но примерно то, что мы наблюдаем, и наблюдаем давно.

Этим, кстати сказать, грешит и продолжение политики Восточного партнерства. Несмотря на все заявления, это партнерство используется Евросоюзом для того, чтобы перетягивать на свою сторону фокусные государства. То есть это опять не дружить с кем-то, а дружить с кем-то против кого-то. В данном случае против России.

Санкции мы оставляем в стороне. Мы заинтересованы в выполнении Минских договоренностей полностью, в той последовательности, которая в них прописана, и делаем это исключительно потому, что украинский народ нам совсем не чужой, это братский нам народ. Мы хотим, чтобы на Украине наступил мир, чтобы украинцы перестали  воевать друг с другом, чтобы правительство перестало объявлять террористами и сепаратистами своих граждан. Причем сепаратистами объявляют тех, кто подписал Минские договоренности, предполагающие сохранение суверенитета и территориальной целостности Украины. Это какой-то абсурд.

Продолжать т.н. «антитеррористическую операцию» тоже уже неприлично, хотя мы знаем об информации, которая поступает из разных источников (сегодня мы с нашими австрийскими коллегами ею поделились), что вооруженные силы Украины на линии соприкосновения не контролируют разные добровольческие отряды, включая «Правый сектор», который, как и другие т.н. «добровольцы» гораздо лучше оснащены, гораздо дисциплинированнее и предпринимают действия независимо от того, какие команды поступают от вооруженных сил Украины. Есть информация и о том, что «Правый сектор» перебрасывает значительную часть вооружений в западные части Украины и там их складирует.

Мы сегодня обратили внимание наших австрийских коллег как председателей ОБСЕ на то, что  миссия ОБСЕ на Украине  призвана заниматься положением дел на всей территории страны, в том числе и в регионах, о которых я говорю. Она должна отслеживать не только, как обстоят дела на линии соприкосновения в Донбассе, но и положение национальных меньшинств, дискриминацию русскоязычных СМИ и многое другое. Надеюсь, что доклады Миссии будут в полной мере соответствовать мандатам, которые записаны в решении о ее создании.

Насчет готовности России к компромиссам. На компромиссы все пошли в Минске 12 февраля 2015 г. Минские договоренности – это пакет, который не мог быть поддержан без компромиссов украинским правительством, Донецком, Луганском, Россией, Германией и Францией. Это компромисс и его нужно выполнять. Сейчас мы наблюдаем попытку размыть его и действовать по принципу что мое, то мое, а что твое, давай поделим или обсудим. Мы знаем эти манеры. Они наблюдаются в переговорных тактиках целого ряда западных коллег. Украинцы, видимо, хорошие ученики.

Насчет конкретных вещей упомянутых Вами, в частности, относительно вооруженной миссии ОБСЕ. Если говорить о том, что необходимо усилить и сделать круглосуточным контроль на линии соприкосновения и в местах складирования тяжелых вооружений, куда они должны быть отведены в соответствии с Минскими договоренностями, то мы готовы к тому, чтобы увеличить количество наблюдателей на линии соприкосновения и на складах, сделать их присутствие круглосуточным, дать им возможность носить личное стрелковое оружие. Думаю, что это будет полезным и может способствовать успокоению ситуации на линии соприкосновения, помочь прекратить регулярный вывод тяжелых вооружений со складов в нарушение обязательств по Минским договоренностям. Такими нарушениями грешат, прежде всего, вооруженные силы Украины. С начала января более шестисот единиц вооружений, которые должны быть на складах украинских сил, там не обнаружены, в то время как аналогичная цифра для ополченцев составила шесть-семь единиц. Шестьсот и шесть - такое примерно соотношение.

Если под вооруженной миссией ОБСЕ Вы имели в виду идею, которую стали вбрасывать из Киева, о том, что вооруженную полицейскую миссию, которая обеспечивала бы правопорядок, нужно развернуть в Донбассе, то она абсолютно противоречит Минским соглашениям, предусматривающим обязательство Украины признать законодательно и закрепить в конституции особый статус Донбасса, включая его право иметь силы правопорядка. Поэтому никаких вооруженных иностранных миссий для поддержания порядка в Донбассе в этих условиях не требуется. Когда сейчас обсуждают вопросы обеспечения безопасности в ходе выборов, мы готовы, конечно, к тому, чтобы местные силы правопорядка сопровождались бы невооруженными наблюдателями ОБСЕ, чтобы они убеждались в том, что безопасность в ходе выборов обеспечивается.

Что касается контроля над границами, вынужден опять адресовать Вас к Минским соглашениям. Постоянно звучащая из Киева риторика о том, что только после того, как Киев восстановит полный контроль над границей с Россией, можно будет говорить обо всем остальном, наверное, и у журналистов оставила впечатление, что это то, о чем договорились. Договорились ровно об обратном: сначала нужно провести амнистию, принять закон об особом статусе, закрепить его на постоянной основе в конституции Украины, провести местные выборы. Причем все эти вещи должны быть сделаны в форме, которая будет согласована с Донбассом. Самым последним шагом выполнения Минских договоренностей является восстановление контроля Украины над всей границей с Россией.

Поэтому еще раз подчеркну, что Минские договоренности – это пакет, это баланс интересов, это компромисс. Не надо, наверное, поощрять тех, кто пытается переиграть то, о чем договорились, не желая выполнять свои обязательства.

ВопросВчера на пресс-конференции  Вы заявили, что считаете правильным пригласить представителей новой администрации США на переговоры по  Сирии  в Астане. Ранее в этом же ключе высказывался и Ваш турецкий коллега. Однако вчера Министр иностранных дел  Ирана   М.Дж.Зариф заявил, что иранская сторона не приглашала американцев и «против их присутствия». Как Вы можете это прокомментировать? 

С.В.Лавров: Я Вам скажу откровенно. Форма, в которой направляются приглашения, позволяет обеспечить участие всех, кто упоминался в публичных высказываниях, включая и представителей администрации США. Окончательно о том, какой состав участников соберется в Астане, будет объявлено, как только эти приглашения будут получены (сейчас они уже направляются) и когда поступит официальная реакция.

Вопрос: Как Москва смотрит на то, что по сообщениям разных источников М.Аллюш. скорее всего, возглавит оппозиционную сирийскую делегацию на переговорах в Астане при том, что он является одним из лидеров «Джейш аль-Ислам» . группировки, которую Москва предлагала включить в международный список террористических организаций?

С.В.Лавров: Еще раз подчеркну, в Астану приглашаются представители Правительства САР и представители вооруженных оппозиционных группировок, которые подписали договоренности от 29 декабря. Их список имеется, из него оппозиционеры уже, как я понимаю, формируют свою делегацию. Необязательно, что все участвующие группы будут представлены конкретным человеком, но делегация будет представлять всех, кто подписал  договоренности от 29 декабря.

«Джейш аль-Ислам» участвует в договоренностях от 29 декабря. Как бы многие страны к ней ни относились, она, тем не менее, не является фигурантом списка террористических организаций, утвержденных  Советом Безопасности ООН. С учетом того, что наряду с другими вооруженными отрядами оппозиции «Джейш аль-Ислам» выразила готовность подписать договоренности о прекращении огня и о вступлении в переговоры с Правительством САР, конечно, мы поддерживаем такой подход. Все, кто не связан с ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусрой», вполне могут (и мы призываем их к этому) присоединиться к соглашению от 29 декабря.

Вопрос:  Существует надежда, что после инаугурации нового президента США отношения с Россией станут лучше. Каковы Ваши ожидания на этот счет в связи с дружественными высказываниями Д.Трампа в адрес России и нелестными высказываниями в Конгрессе со стороны уходящего Госсекретаря США? Что можно сделать в ближайшее время для ускорения этого процесса улучшения?

С.В.Лавров:  Из-за перевода я не понял насчет высказываний уходящего Госсекретаря.

Вопрос:  Я сказал, что будущий Госсекретарь США Р.Тиллерсон, выступая в Конгрессе, представлял Россию как угрозу, в отличие от Д.Трампа, который давал положительные оценки в последнее время.

С.В.Лавров:  Во-первых, Вы сказали, что есть надежда на то, что отношения между Россией и США улучшатся. Если Вы питаете такую надежду, я это приветствую. Думаю, что многие надеются на нормальные отношения, как и подобает отношениям между любыми двумя государствами, что никто не будет вмешиваться во внутренние дела друг друга, как это наблюдалось в последнее время со стороны администрации США. Мы не видели ни одного доказательства обвинений в наш адрес, о чем я уже говорил.

Мы следим за происходящим в США, за тем, как администрация Д.Трампа обозначает свои приоритеты, направления своей деятельности. В высказываниях избранного президента я увидел, прежде всего, стремление нацелить работу всей своей команды на более эффективное обеспечение национальных интересов США. Это его отправной пункт. В этом мы абсолютно совпадаем, поскольку это и главная задача российской внешней политики. Д.Трамп также говорит о том, что если для продвижения национальных интересов США появится возможность сотрудничать с Россией, то будет глупо этого не делать. Наш подход совершенно такой же – там, где интересы совпадают, а таких сфер немало, мы должны и будем сотрудничать с США, ЕС, НАТО, с любой страной.

Что касается высказываний Р.Тиллерсона, то вчера в ходе пресс-конференции я имел возможность ответить на этот вопрос. Вы привели усеченную цитату его высказывания. Он сказал, что Россия в известной степени является угрозой, но ее интересы нельзя назвать непредсказуемыми. Я предложил бы оценивать подход кандидата на пост Госсекретаря в комплексе. Опять же, он упирает на то, что, делая упор на собственные интересы США, новая администрация будет готова в полной мере стараться понять интересы своих партнеров, в том числе России. Думаю, что это является главным из сказанного на слушаниях по утверждению кандидатуры Р.Тиллерсона.

 

Rambler's Top100