Главная

Интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова информагентству «Россия сегодня»

Вопрос: 10 февраля в России празднуется  День дипломатического работника . Какими событиями в дипломатической сфере, с Вашей точки зрения, запомнился прошедший год?

Ответ: Прежде всего, хочу отметить, что  2016 год  оказался крайне непростым с точки зрения усиления разноплановых террористических угроз. Нам приходилось сталкиваться с бесчеловечными и отвратительными проявлениями глобальной террористической угрозы во многих регионах и странах мира.

Одним из больно ранивших нас событий стало  жестокое убийство в Анкаре Посла России в Турции Андрея Геннадьевича Карлова   в декабре 2016 года. Считаем произошедшее терактом, направленным против нашей страны, спровоцированным прежде всего подогреваемой определенными силами негативной информационной атмосферой вокруг России и её политики в контексте  ситуации в Сирии.  На фоне окружающих антитеррор грязных пропагандистских технологий, давно назрела необходимость укрепления мер противодействия подстрекательства к терроризму, в том числе совершаемого косвенно, путем распространения заведомо ложной информации. На борьбу с этим и другими вызовами и угрозами направлен российский проект резолюции  СБ ООН  о противодействии идеологии терроризма, анонсированный Министром иностранных дел России  С.В.Лавровым  в ходе 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2016 года в Нью-Йорке.

Другое событие – это, наверное, возвращение надежды на развитие нормального, прагматичного международного сотрудничества в борьбе с терроризмом.

Оптимально, как сказал наш Президент, в рамках широкой антитеррористической коалиции, фронта. Все мы видим, что ситуация меняется – на Западе растет понимание важности сотрудничества против глобальной террористической угрозы совместно с Россией.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы сотрудничества России и  США  по борьбе с терроризмом, в том числе в Сирии, при новой американской администрации? Были ли уже контакты с командой Д.Трампа по этому поводу? Когда планируются?

Ответ: Современный мир характеризуется глубокой взаимозависимостью государств. Пытаться в одиночку вершить судьбы планеты, даже в отдельно взятой стране, невозможно. Исходя из осознания таких реалий, Россия неоднократно обращалась к международному сообществу с призывом о сопряжении усилий в деле борьбы с терроризмом, в частности в Сирии, на универсальной международно-правовой основе. Еще  в сентябре 2015 года Президент Российской Федерации В.В.Путин призвал к формированию широкой международной антитеррористической коалиции, чтобы вместе бороться с террористами, свившими на территории Сирии и  Ирака  свое гнездо. К сожалению, по причинам, которые не делают честь предшествующей администрации США, такое сотрудничество пока не состоялось.

Тем не менее, некоторые наработки имеются. Здесь можно вспомнить плодотворное взаимодействие, при самом эффективном участии американской стороны, в рамках Международной группы поддержки Сирии, решениями которой были созданы и продолжают действовать в Женеве две целевые группы – по прекращению огня и гуманитарным вопросам. Достаточно успешно развивались контакты с американцами в Лозаннском формате, который, кстати, позволил запустить трехсторонний механизм с участием России,  Ирана   и  Турции. А это, по сути, стало прорывным моментом: на основании достигнутых договоренностей  с 30 декабря 2016 года на большей части Сирии был введен режим прекращения боевых действий.

Принципиально важно, что в состоявшемся  28 января телефонном разговоре президентов России и США В.В.Путина и Д.Трампа   подтверждена обоюдная готовность предпринять конкретные шаги в борьбе против ИГИЛ и других террористических организаций.

Мы открыты к конструктивному взаимодействию с американскими партнерами, рассчитываем на то, что с новой администрацией у нас сложится конкретный формат взаимодействия в антитеррористической сфере. Предметные практические шаги в этом направлении будут способствовать восстановлению всего комплекса сильно подпорченных – подчеркну, по вине Вашингтона –  двусторонних отношений.

В ближайшей перспективе, по мере того, как будут назначены руководители ведомств, курирующих вопросы борьбы с терроризмом, планируем приступить к практической проработке планов профильного взаимодействия как на двусторонней, так и многосторонней основе.

Хотел бы еще раз подтвердить, что мы действительно заинтересованы в скорейшем выстраивании с американцами новой архитектуры партнерства в сфере борьбы с терроризмом, но – и это особенно важно – при условии, что такая совместная работа будет вестись на конструктивной, взаимовыгодной основе. Видим в равноправном и взаимоуважительном сотрудничестве с Вашингтоном один из ключевых элементов успешной борьбы с терроризмом. Нужна лишь политическая воля американских партнеров. У нас она присутствует.

Вопрос:  Как известно, основную роль в политическом урегулировании конфликта в Сирии в последнее время взяли на себя Россия, Иран и Турция. А нет ли планов совместных контртеррористических операций трех стран на сирийской территории? Может ли это быть взятие Ракки, деблокирование Дейр-эз-Зора ?

Ответ: Я уже упоминал договоренности, которых удалось достичь с участием России, Ирана и Турции по установлению режима прекращения боевых действий в Сирии. Географическая зона применения РПБД продолжает расширяться. Под гарантии России и Иордании в пользу перемирия уже высказался ряд группировок, входящих в так называемый Южный фронт. Множится и число населенных пунктов, присоединившихся к соглашению о примирении.

Важно, что все страны, выступающие гарантами выполнения условий перемирия сирийскими сторонами – правительством САР и вооруженной оппозицией, – намерены вместе бороться против ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры». Это было еще раз подтверждено в ходе состоявшейся в Астане 6 февраля учредительной встречи совместной оперативной группы. Враг у нас один – международный терроризм, и, как мы считаем, все разумные члены международного сообщества должны внести свой вклад в его разгром.

Что до планирования боевых операций, то этот вопрос было бы правильнее адресовать представителям Минобороны.

Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию с террористической угрозой в Турции и Египте. Есть ли шансы, что в этом году туристы из России смогут в полном объеме вернуться на курорты этих стран?

Ответ:  Как известно, в 2016 году обстановка в Турции характеризовалась высоким уровнем террористической опасности. Были совершены крупные теракты в Анкаре и Стамбуле, повлекшие многочисленные человеческие жертвы, в том числе и среди иностранных граждан. 19 декабря 2016 года в результате акта международного терроризма погиб при исполнении служебных обязанностей Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Турции А.Г.Карлов.

Несмотря на то, что основными целями атак преступников остаются места дислокации сил обеспечения правопорядка и личного состава турецкой армии, а также то, что в большинстве случаев теракты в прошедшем году происходили в юго-восточных и восточных регионах Турции, боевики ИГИЛ все чаще осуществляют нападения на объекты в Стамбуле и Анкаре, пользующиеся популярностью среди иностранцев.

С учетом этого, МИД России рекомендует при планировании деловых и частных поездок российских граждан в Турцию учитывать сохраняющуюся высокую угрозу террористических актов в этой стране и призывает полностью исключить посещение юго-восточных районов Турции до нормализации там обстановки. К районам повышенного риска относятся Стамбул и Анкара. Следует также соблюдать меры предосторожности в популярных туристических зонах.

В то же время, не можем не отметить усилия, прикладываемые турецкой стороной для повышения уровня безопасности, в частности на воздушном транспорте, и надеемся на скорейшее понижение уровня теругрозы в стране, что позволило бы в полной мере восстановить туристический поток из России на турецкие курорты.

В настоящее время ближневосточный регион переживает период серьезных потрясений, связанных с усилением межэтнических и межконфессиональных противоречий, беспрецедентным всплеском терроризма и экстремизма.

Не обошла террористическая угроза стороной и Египет. На севере Синайского полуострова, где с октября 2014 года действует режим чрезвычайного положения, базируются экстремистские группировки, периодически организующие подрывы самодельных взрывных устройств, нападения на военных, теракты в Каире и других городах.

Руководство Арабской Республики Египет реализует комплексную программу по борьбе с международным терроризмом, включающую проведение силовых мероприятий по уничтожению лидеров и боевиков тергруппировок, борьбу с источниками финансирования террористов, осуществление информационно-пропагандистских мероприятий по противодействию экстремистской идеологии. Мы видим, что эти мероприятия имеют положительный эффект. За прошедший год террористических актов в курортных городах Египта не произошло.

Для возобновления прямого авиасообщения и туристического обмена с Египтом, приостановленных после крушения в результате  теракта российского самолета 31 октября 2015 года над Синаем,необходимо создать условия и механизмы, исключающие любую возможность повторения подобной трагедии в будущем.

Компетентные органы России и Египта активно работают над реализацией согласованного ранее комплекса мероприятий по повышению безопасности в египетских аэропортах. Готовится к подписанию межправительственный протокол об обеспечении дополнительных мер в сфере авиационной безопасности. Надеюсь, что российские туристы смогут вернуться на египетские курорты в самом ближайшем будущем.

 

Rambler's Top100