Главная

Интервью руководителя представительства Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Чехии В.Коннова изданию «Пражский телеграф»

19 января 2017 года в Посольстве России состоялась церемония награждения Знаком отличия Министерства обороны Российской Федерации за активное участие в поисковом движении и военно-мемориальной работе в 2016 году в Чехии. Среди получивших знаки «За отличие в поисковом движении» и награждённых почетными грамотами руководителей ведущих российских ветеранских организаций – граждане Чешской Республики и наши соотечественники, которые чаще всего по собственной инициативе вели большую поисковую работу. Цель их усилий – сохранение исторической памяти о российских и советских воинах, воевавших и погибших на территории Чехии. «Пражский телеграф» обсудил с руководителем представительства Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Чехии Валерием Конновым перспективы поискового движения.

Валерий Васильевич, чем больше проходит лет после военных событий, тем, кажется, меньше шансов открыть что-то новое. А открытия продолжаются.

Конечно. Например, в этом году мы нашли два новых имени, вернули, что называется, из безвестности. Во время боёв уже в конце Второй мировой войны, там, где  вела действия Советская армия, погибших хоронили непосредственно в районах боевых действий. В 1946 году началось укрупнение захоронений. Таким образом проходила эксгумация и из первичных мест захоронений останки перевозились на кладбища в крупные города. Например, в Глучин, в Брно, из разных небольших окрестных мест. В результате переноса из именных могил зачастую терялись данные о человеке. Поэтому и получалось, что по архивам и документам – человек погиб и захоронен в указанном городе, а приезжаешь и выясняешь, что в этом городе такой могилы нет. Думаю, что общее количество воинов, погибших на территории Чехословакии во Второй мировой войне, нам уже в целом известно. А вот карта захоронений может быть в результате таких работ иной, чем мы её делали на основании послевоенных данных.

Возможно ли найти в таком случае пропавшие могилы?

Да, но это отдельная работа. По журналам боевых действий можно узнать точное место гибели человека. Потом мы поднимаем в этом месте протоколы и архивы того времени с тем, чтобы выяснить, где находятся останки воина (были перевезены, допустим, за сто километров в могилу, где он уже вписан, как неизвестный солдат). В результате поисков мы можем его убрать из числа неизвестных и написать на надгробии его имя.

Так работают наши поисковики. Работают и находят. Например, узнают по документам, где разбился самолёт, разыскивают место. Через музеи, архивы они по номерам двигателей, по обломкам самолётов устанавливают данные об экипаже и имена лётчиков. Это трудоёмкая работа, которую мы очень ценим. В этот раз мы наградили четырех человек знаком Министерства обороны Российской Федерации «За отличия в поисковом движении». Этим знаком первой степени был награжден Почетный консул Российской Федерации в Остраве А.Зедник. Знак «За отличие в поисковом движении» III степени получили поисковики из Либерецкого края Т.Тотх и Л.Шлеймарова , а также руководитель военно-исторического «Клуба друзей Сухдола-над-Одрой» П.Бартошик.

Но такие вещи очень важны для потомков, которые часто и не знают, где похоронены их родные, погибшие на войне.

А это уже вторая часть работы. Поисковики собирают информацию о том, откуда призывался на фронт погибший. Ведется поиск и на родине погибшего. В этот раз, когда мы делали перезахоронение в Брно, то приехал внук погибшего воина, которому сообщили, где захоронен его дед.

Нам приходится учитывать, что времени прошло достаточно много. Произошли изменения, когда распался СССР, многие связи оборвались.

Как Вы оцениваете состояние кладбищ и могил наших воинов в Чехии?

Как хорошее. По сравнению с Польшей, могу сказать, что в этом направлении  у нас очень хорошие контакты, отношения с администрациями краёв и населенных пунктов. Здесь практически всегда  находим понимание. Безусловно, Ольшанское кладбище – самое посещаемое. Когда бы вы туда не пришли, там всегда увидите цветы. Его посещают многие наши соотечественники, представители чешских ветеранских организаций, общественных организаций. Это относится и к приезжающим из России в Чехию официальным лицам. Они приходят, чтобы отдать дань памяти, возлагают там цветы. У нас хорошие контакты с руководством Ольшанского кладбища.

У Вас на попечении захоронения воинов двух мировых войн?

Мы сейчас так вообще не делим. У нас есть просто погибшие российские (советские) воины. Это сражения в наполеоновских войнах, и в Первой, и Второй мировой войнах, а также одно захоронение послевоенного периода. Мы занимаемся практически всеми захоронениями.

А как Вы находите поисковиков? Или они сами проявляют инициативу?

Очень часто сами. Мы встречаемся с ними, оказываем им помощь. Если доходит, например, до эксгумации, то эти расходы мы, конечно же, оплачиваем. То есть финансовые вопросы, по возможности, мы стараемся брать на себя. Должен сказать, что есть очень много неравнодушных людей, гораздо больше, чем мы себе можем представить.

Но узнать все имена – это огромная работа. Есть здесь резервы человеческие для этого?

Мы думаем, как это сделать. Можно привлекать к этому нашу российскую диаспору. Тех же наших студентов, которые учатся в Чехии. Так делают сербы. Они организовывают своих студентов, которые учатся в Чехии, чтобы те могли работать в архивах. Эта акция может вызвать интерес, но для этого следует выработать программу, схему, по которой можно было бы работать. Нужно все эти детали продумать, потому что это не так просто.

На целом ряде захоронений мы готовим большие памятные доски, на которых будут пофамильно перечислены похороненные там воины с указанием мест, где погибли или откуда были перенесены. Важно, чтобы люди, которые приедут на могилу к своему родственнику, могли увидеть его имя. А не просто надпись, что «здесь захоронено 2000 погибших воинов».

А обращаются к Вам непосредственно жители России, разыскивающие могилы своих отцов и дедов?

В прошлом году почти 200 запросов пришло. Нам приходится работать связующим звеном и со Словакией, и с Польшей, и с Германией, где у нас тоже есть наши представительства. Но мы не просто отвечаем на письмо, мы проделываем большую шую кропотливую архивную работу.

 

Rambler's Top100