Главная

Расширенная коллегия Министерства промышленности и торговли

Об основных результатах деятельности Минпромторга в 2016 году и задачах на 2017 год.

Д.Медведев:  Я приехал сегодня на коллегию впервые за последнее время, чтобы поговорить о том, как развивается наша промышленность и каково место министерства в системе управления промышленностью в нашей стране.

Ведь фактически Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам.

Некоторые результаты я назову.

Совокупный прирост промышленного производства в 2016 году составил 1,3%. В обрабатывающей промышленности – 0,5%. Это немного – я совсем недавно об этом говорил на различных площадках, в том числе на партийной площадке, – тем не менее в текущих условиях это тоже результат.

Самое главное, нам удалось избежать ненужных потрясений. Мы сохранили костяк трудовых коллективов, обеспечили социальную стабильность крупных промышленных центров и, что особенно важно, моноотраслевых городов. В рамках плана действий Правительства мы дополнительно поддержали отдельные отрасли, включая автомобильную и лёгкую промышленность, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение. И в этом году дополнительная поддержка отдельных отраслей сохраняется на весьма значительном уровне – более 107 млрд рублей.

Некоторые направления особенно выпукло выглядят. Производство сельхозтехники увеличилось в полтора раза. Это стало возможным потому, что мы последовательно занимались развитием агропромышленного комплекса. За счёт этого увеличивали и инвестиционный спрос на новую сельхозтехнику.

Сработали меры поддержки в транспортном машиностроении. Несмотря на общий спад в автомобилестроении, отдельные его сегменты всё-таки тоже выросли. Я имею в виду, например, сегмент LCV. Конечно, мы продолжим эту работу в рамках решений, которые недавно были приняты.

Отмечу успехи фармацевтической и медицинской промышленности. Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет.

Мы продолжим курс на разумное импортозамещение. Министерство утвердило 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи. Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей.

Большой блок деятельности министерства и всех подведомственных структур связан с развитием предприятий ОПК. Министерство курирует, по сути, ѕ всей оборонки. Производство продукции ОПК выросло более чем на 10%. В целом успешно исполняется государственный оборонный заказ. Ведётся не только реконструкция мощностей, но и новое капитальное строительство (недавно посещал некоторые объекты). В прошлом году мы утвердили новую госпрограмму развития оборонно-промышленного комплекса. Однако важно использовать технологический и кадровый потенциал ОПК не только для обеспечения обороноспособности страны – хотя, конечно, это самое главное, – но и решать задачу диверсификации производства, о чём мы не так давно говорили на форуме в Сочи. Наша цель ведь в чём? Не в том, чтобы заставить оборонные заводы выпускать сковородки, как это бывало в нашей истории. А нужно сформировать устойчивые бизнес-модели, которые позволяют успешно внедрять инновационные технологии.

Продолжаем мы работать и над развитием авиационной промышленности и судостроения. Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%.

Уважаемые коллеги, мы с вами, конечно, понимаем, что важно не только удержать планку, на которую мы вышли. Самое главное – двигаться вперёд.

Я упомянул о серьёзных изменениях в технологическом укладе. Некоторые эксперты говорят о четвёртой технологической революции. Я имею в виду не просто перевод производства в цифру, а внедрение полностью автономных управляющих интеллектуальных систем, которые ведут весь жизненный цикл изделия. Ваше министерство курирует четыре «дорожные карты» нашей Национальной технологической инициативы: по беспилотным автомобилям, летательным и морским аппаратам, а также по цифровым «фабрикам будущего».

Важно не только отработать новые технологические принципы, но и, конечно, быть готовыми к радикальному изменению нормативной среды и в известной степени социальных отношений. Мы об этом недавно говорили в очередной раз: готовы ли мы к тому, что беспилотные автомобили, автобусы выйдут на улицы? Не только с человеческой точки зрения, но хотя бы с нормативной точки зрения? Конечно, не готовы. Нормативных актов нет. Более того, как их состыковать – пока непонятно. Некоторые ведомства просто этого опасаются. Это реально сложная проблема. И это проблема деятельности вашего министерства и других министерств, потому что министерства осуществляют политику в той или иной отрасли и занимаются нормативным регулированием.

Ещё одна задача министерства – регулирование оборота промышленной продукции на рынке и противодействие некачественной и контрафактной продукции. Здесь ряд пилотов запущен. В частности, по маркировке меховых изделий идентификационными знаками. Стартовал эксперимент по маркировке лекарств специальными кодами. С учётом полученных результатов можно будет думать о распространении этого опыта и на некоторые другие товары (обувь, древесину, авиакомпоненты). Этот процесс тоже идёт непросто, тем более что мы действуем не в одиночестве, мы действуем вместе с нашими партнёрами по Евразийскому союзу, но двигаться в этом направлении надо.

Потребители российской продукции – и у нас, и за рубежом – должны быть уверены в самом высоком качестве наших товаров. Здесь свою роль должны сыграть система добровольной сертификации и исследования, которые ведутся в рамках «Российской системы качества».

Конечно, ещё многое предстоит сделать, чтобы наши товары могли успешно конкурировать за перспективные рынки. Это не фигура речи, это именно так. Министерству нужно плотно работать совместно с Внешэкономбанком, с Российским экспортным центром, активно участвовать в реализации приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт». Этот проект ставит своей целью увеличить экспорт несырьевых товаров (для нас это крайне важно), в том числе автомобилей, авиационной, железнодорожной, сельхозтехники. Рассчитываю, что наша гражданская продукция в перспективе станет не менее востребованной, чем поставки по линии военно-технического сотрудничества. Уверен, что мы сможем этого добиться. Многие результаты, в том числе те, о которых только что мы говорили и которые показывали на экране, действительно вполне вдохновляющие.

Д.Мантуров:  Во-первых, хотел бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас лично, всё Правительство за участие в нашей коллегии. Такое происходит впервые в таком широком составе.

Действительно, позитивную динамику показало подавляющее большинство обрабатывающих отраслей в прошлом году, и это было бы невозможно без поддержки, которая была оказана Правительством. Вы также одобрили нашу инициативу по её продолжению в этом году. Эффективная реализация этих мер позволит нам выйти на рост – мы рассчитываем в обрабатывающих секторах выйти на 2% по этому году.

Эта оценка подтверждается позитивной динамикой в январе (с учётом поправки на календарный эффект – в феврале) этого года. Кроме того, после двухлетнего снижения прогнозируется разворот в инвестиционной активности. И в целом мы отмечаем улучшение настроения бизнеса.

За последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до высокого уровня – до 55% впервые за шесть лет. По сути, факторы неопределённости, которые могут повлиять на итоги года, – это только курс рубля и уровень ключевой ставки. Но мы продолжим оперативно отслеживать через Государственную информационную систему промышленности, которая уже заработала, влияние этих параметров на деятельность предприятий и оценивать эффективность реализуемых мер поддержки как на федеральном, так и на региональном уровне.

Взаимодействие с субъектами Федерации для нас остаётся главным приоритетом, обеспечивающим синхронизацию работы по основным направлениям промполитики, включая импортозамещение и развитие промышленной инфраструктуры. Одним из ключевых механизмов такой координации выступает сегодня Фонд развития промышленности. С прошлого года более 20 субъектов Федерации создали свои фонды, вместе с которыми ФРП осуществляет софинансирование региональных проектов.

Аналогичным образом в режиме одного окна фонд работает с крупным, средним и малым бизнесом по всем вопросам реализации мер поддержки, а также механизма специнвестконтрактов. В части СПИКов регионы продолжают формировать свою нормативную базу по их применению. Также при общественном совете Минпромторга создана комиссия по специнвестконтрактам, которая эффективно дополняет аналогичный орган публичного контроля за реализацией проекта в сфере импортозамещения.

Выстроенная системная взаимосвязь региональной и федеральной промполитики даёт нам возможность дальнейшего движения по новым направлениям промышленного роста. На 2017 год мы ставим перед собой задачу запустить механизмы развития трёх отраслей, ранее, к сожалению, не получавших должного внимания. Это, во-первых, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, которая является важным элементом продовольственной безопасности нашей страны. Уровень её зависимости от импортного оборудования составляет сегодня 87%. Характерно, что треть объёма производимой продукции этого направления уходит на экспорт. Это подтверждает, что её качество и конкурентоспособность соответствуют запросам рынка.

Поскольку мы всегда прорабатываем с регионами новые инициативы, на предыдущем координационном совете, который недавно проходил в Чувашии, мы обсудили перспективы развития этого сектора. Сформулированные нами предложения были включены в план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики, который Вы, Дмитрий Анатольевич, утвердили.

В этом году за счёт предусмотренных мер поддержки пищевого машиностроения планируем добиться роста отечественного производства на 25%. В дальнейшем будем последовательно наращивать долю на российском рынке и увеличивать поставки нашего оборудования на экспорт.

Ещё один сектор, затрагивающий интересы 60 млн россиян, – это индустрия технических средств реабилитации. Совместно с заинтересованными ведомствами мы сейчас дорабатываем стратегию развития этой отрасли, и для поддержки российских производителей с нынешнего года будет предоставляться комплекс мер, включая три отраслевые субсидии и преференции при государственных закупках. Благодаря этому мы рассчитываем к 2020 году увеличить долю отечественных средств реабилитации на внутреннем рынке до 50%.

Третье, новое направление, над которым мы начали работать, предусматривает развитие высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов. В рамках приоритетного проекта «Чистая страна» в этом году начинается строительство пяти пилотных перерабатывающих комплексов, обеспечивающих выработку электроэнергии. Конечной продукцией других предприятий этой отрасли станет сырьё для производства стройматериалов. В дальнейшем планируем создать несколько экотехнопарков, работающих по полному циклу. И сейчас мы с регионами согласовываем карту размещения таких площадок. Это даст возможность, с одной стороны, развивать современную отрасль мусоропереработки, а с другой – расширять производство соответствующего оборудования на предприятиях тяжёлого машиностроения.

В своём выступлении, Дмитрий Анатольевич, Вы обозначили для промышленности вектор технологического роста, который должен обеспечиваться в том числе за счёт реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы. Дополнять реализацию этой долгосрочной задачи повышения экологичности и ресурсосбережения производств будет переход на наилучшие доступные технологии.

Символично, что именно в Год экологии мы завершаем трёхлетнюю совместную работу с бизнесом по подготовке 51 справочника НДТ. По нашим оценкам, их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн рублей, но это создаёт огромный спрос на продукцию российских машиностроителей, так как в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Благодаря этому мы будем иметь возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

В продолжение этого направления не менее важным мы считаем необходимость принятия на уровне Правительства проекта «Электронная торговля», цель которого – продвижение на общемировые торговые площадки, в том числе компаний среднего и малого бизнеса.

Затрагивая тему торговли, хотел бы обратить внимание, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн человек и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%. К сожалению, объёмы торговли в последние два года сокращались ввиду снижения покупательской способности населения. Из-за административного давления уменьшилось число розничных рынков, а это основная товаропроводящая сеть для малого бизнеса. В прошлом году приняты новые нормативы минимальной обеспеченности населения торговыми площадями, и мы рассчитываем, что регионы предпримут все усилия для их выполнения.

Кроме того, мы подготовили на рассмотрение Правительства законопроект в части совершенствования правового регулирования нестационарной и развозной торговли. Будем Вас просить поддержать эту инициативу, так как это очень важно для развития конкуренции в торговле и обеспечения населения качественными отечественными товарами.

В целом повышению качества способствует и деятельность, которую координирует наше ведомство через Государственную комиссию по противодействию незаконному обороту продукции, и работа системы «Роскачество». Этот институт существует чуть больше года, но уже стал хорошо известным среди населения. Мы отмечаем рост объёмов продаж российской продукции, прошедшей проверку и удостоенной знака качества. Результаты этих испытаний мы предлагаем учитывать при определении круга организаций, где проводятся контрольные мероприятия. Такой подход сократит избыточность проверок для производителей и оптимизирует бюджетные расходы на их проведение.

Уважаемые коллеги! Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке. 

А.Шохин:  Большая честь для меня выступать на столь представительном собрании. Коллегия в таком составе проходит не каждый год и, действительно, это связано с успехами промышленности, которая вполне может быть драйвером и в восстановлении экономического роста, и в обеспечении устойчивого экономического роста в будущем.

Минпромторг России является одним из наиболее открытых и конструктивных ведомств для бизнес-сообщества. Думаю, что и представители других бизнес-объединений это подтвердят. Министерство готово обсуждать наиболее острые темы, причём на ранних стадиях подготовки документов это позволяет оперативно учесть позицию бизнеса. Более того, в ряде случаев это позволяет министерству отказаться от некоторых идей. В частности, обсуждение на площадке РСПП вопроса, как быть с утильсбором для продукции инвестиционного машиностроения, позволило, как говорится, эту работу не доводить до принятия соответствующего нормативного акта.

Эффективно работает общественный совет при министерстве, в котором представлены все бизнес-объединения, включая РСПП, и позиция общественного совета учитывается министерством. Это один из наиболее эффективных общественных советов, которые действуют при федеральных органах.

Для нас важно также включение представителей бизнеса в экспертизу проектов по инструментам и институтам поддержки, которые подведомственны Минпромторгу. В частности, мы обычно приводим в пример Фонд развития промышленности. Объединённый инвестиционный комитет бизнес-объединений, на мой взгляд, включился в эту работу эффективно, и хотелось бы, чтобы этот опыт тиражировался другими институтами развития, в том числе и на региональном уровне.

Ведётся активная работа по наилучшим доступным технологиям, хотя здесь хотелось бы, чтобы были согласованы действия разных министерств и федеральных органов исполнительной власти. В частности, технология наилучших доступных технологий должна быть сопряжена с другими механизмами регулирования со стороны природоохранных ведомств, санитарно-эпидемиологического надзора и так далее, с тем чтобы у нас не получалось двойного или тройного надзора и контроля. Мы здесь активно работаем с Правительством, с Открытым правительством и будем пытаться использовать в данном случае риск-ориентированный подход.

Как я уже сказал, Фонд развития промышленности активно работает, есть механизм специнвестконтрактов, идёт работа по стандартизации оценки соответствия – я не буду на всех направлениях останавливаться, поскольку об этом говорилось в выступлениях Председателя Правительства и министра.

Я хотел бы остановиться немного на механизме специнвестконтрактов, в том числе потому, что вчера одно из средств массовой информации неверно истолковало позицию РСПП. Дело в том, что мы считаем, что механизм специнвестконтрактов – это один из наиболее эффективных механизмов специальной поддержки инвестиционных проектов. Но в то же время есть целый ряд направлений, по которым можно совершенствовать эти механизмы.

В целом хотелось бы, чтобы предсказуемость механизмов поддержки была более длительной и предопределялась в рамках трёхлетних бюджетов и основных направлений налоговой политики, чтобы здесь были согласованные позиции у Правительства в целом, у ведомств. Многим компаниям хотелось бы понимать, какие льготы, механизмы поддержки будут в течение двух-трёх и более лет сохранены, какие будут отменены. Безусловно, это касается в том числе и механизмов специнвестконтрактов. В докладе министра было упомянуто, что регионы нормативную базу для этих механизмов разрабатывают, но, по нашим данным, в 49 субъектах Федерации ещё нет нормативной базы – она либо разрабатывается, либо на стадии согласования. 

Безусловно, важно, чтобы региональные органы исполнительной власти обратили на это внимание. Если говорить о региональных сюжетах, то, безусловно, механизм СПИК было бы правильнее использовать для региональных программ по повышению производительности труда, о чём на прошлой неделе говорилось на президентском совете по стратегическому развитию.

Если ещё говорить о направлениях донастройки СПИК с учётом предложений бизнеса, то я назову несколько из них. Во-первых, включение в перечень объектов инвестиций, учитываемых в рамках заключения СПИК, объектов интеллектуальной собственности для целого ряда высокотехнологичных компаний. Это является ключевым моментом.

Важно также введение раздельного учёта доходов вместо обязательного выделения проекта в виде отдельного юридического лица (мы считаем, что это обременительное требование); точечное снижение порога инвестиций для отдельных секторов, в частности для производителей компонентной базы; повышение эффективности налоговых льгот в рамках СПИК для проектов с длительным сроком окупаемости (свыше пяти лет). Нужна также бульшая прозрачность и чёткость в части определения продукции, не имеющей аналогов. Эта тема волнует, безусловно, многие отрасли.

В частности, мы готовы работать над совершенствованием  708-го постановления  (это базовое постановление по СПИКам). Здесь ряд предложений министерство высказало, но согласование необходимо было бы ускорить.

В целом мы считаем, что такие востребованные механизмы, как Фонд развития промышленности, специнвестконтракты, с учётом их большей универсальности, доступности и прозрачности могут быть эффективным инструментом в условиях, пока мы все ждём снижения ключевой ставки. Наверное, ещё совет директоров не состоялся, но хотелось бы сегодня услышать, что ключевая ставка Центрального банка будет однозначной цифрой, то есть будет ниже 10%. Безусловно, для бизнеса важна эта универсальная схема поддержки через бульшую доступность финансовых ресурсов. Я думаю, что в течение среднесрочной перспективы механизмы специальной поддержки, в том числе СПИКи и механизмы типа Фонда развития промышленности, будут востребованными. Но мы хотели бы сделать эти механизмы более универсальными, доступными, прозрачными, более эффективными. Понимание с министерством у нас есть, осталось только, как говорится, реализовать это наше общее понимание. Надеюсь на конструктивное взаимодействие по всем вопросам промышленной политики с министерством. И хотелось бы, чтобы 2% в этом году всё-таки вылились в то, что мы считаем ключевой задачей: на рубеже 2019–2020 годов выйти на уровень выше среднемировых темпов и по ВВП в целом, и по промышленному росту.

А.Комиссаров  (директор Фонда развития промышленности):  Так совпало, что ровно два года назад, 24 марта 2015 года, по итогам открытого отбора Агентства стратегических инициатив Денис Валентинович  (Мантуров)  назначил меня на должность директора Фонда развития промышленности. И поэтому в своём выступлении я хотел бы подвести коротко итоги не только 2016 года, но и двухлетней истории фонда.

Сначала напомню, зачем создавали ФРП. Говорить об открытии новых производств при ставках банковских кредитов 15% и выше сложно, а создавать практически невозможно. Поэтому Минпромторг инициировал создание Фонда развития промышленности. И мы выдаём льготные займы под 5% годовых. Но не всем, а только тем, кто модернизирует производство, разрабатывает новые технологии, занимается импортозамещением.

Это решение буквально взорвало рынок. В первый же месяц работы на нас обрушился шквал заявок. Это было действительно попадание в десятку – именно то, чего ждали промышленные предприятия. Но раздать деньги несложно, особенно когда желающих их получить так много. Сложно выбрать лучших из тех, кто действительно готов заниматься развитием. Это был наш главный вызов. При этом мы хотели оценивать именно проекты, а не результаты соревнования, кто сможет лучше разобраться, какие документы и как заполнять. Мы хотели, чтобы наша клиентоориентированность была как минимум на уровне лучших банков, чтобы бизнесу не приходилось переводить наши требования с чиновничьего языка на человеческий.

И одним из первых наших шагов стало создание электронной системы подачи заявки. Все документы на первом этапе предоставляются через наш сайт – никаких оригиналов, справок, очередей, долгих рассмотрений. Это делает жизнь проще и нам, и потенциальным заёмщикам. Мы не тратим время, не заставляем заполнять тонну документов, а сразу говорим, подходит проект по основным параметрам или нет. Если нет, то почему. В фонде тщательно анализируют юридические, финансовые аспекты проектов, но финальное решение принимает независимый экспертный совет, который состоит из представителей бизнеса, банков, бизнес-объединений, профессионалов в оценке инвестиционных проектов. Всё это хорошо сказывается не только на отборе проектов, но и на доверии бизнеса. Решение принимается не в закрытых кабинетах, а в открытом обсуждении.

За два года работы фонд одобрил около 200 проектов. Сами компании уже вложили и ещё вложат в реальный сектор экономики 100 с лишним миллиардов рублей частных инвестиций и создадут около 16 тыс. рабочих мест. Я бы особенно хотел подчеркнуть, что займы это возвратные, то есть все выданные нами деньги вернутся в бюджет и будут снова предложены для создания всё новых и новых производств и внедрения наилучших доступных технологий.

Самое главное, что при помощи займов фонда уже открыто 20 новых заводов. О некоторых из них.

Компания из Курганской области наладила производство более 60 лекарственных средств, из которых больше половины успешно заменяют импортные аналоги. Это препараты для лечения сахарного диабета, язвы, эпилепсии, аллергии. Продукция частично экспортируется в страны бывшего СССР, а также Вьетнам, Монголию, Афганистан.

Открыто производство погружных насосов и осевых клапанов для нашей нефтегазовой отрасли. В Ярославской области начали производить топливные насосы для двигателей стандарта «Евро-5» и «Евро-6». В Ленинградской области теперь делают мебель, которую закупает IKEA. Ещё недавно шведский гигант получал такую продукцию из Польши и Китая.

Мы работаем не просто над импортозамещением отдельных продуктов, но и целых звеньев промышленных цепочек. Например, один из наших заёмщиков начал выпуск мощных промышленных электродвигателей. До этого в нашей стране их не производили, мы их покупали у крупных мировых производителей. Эти двигатели будут поставляться другому нашему заёмщику, который в свою очередь строит в Липецкой области завод по производству станков с российской системой ЧПУ  (числовое программное управление).

Мы постоянно меняемся исходя из реалий рынка, стараемся становиться лучше и удобнее для заёмщиков. Последние изменения произошли буквально месяц назад. Теперь заёмщики нашего фонда по основной программе проекта развития смогут потратить до 100% займа на закупку оборудования, а максимальная сумма займа повышена с 300 млн до 500 млн рублей.

Если говорить о наших планах на будущее, то мы хотим решить одну из основных проблем среднего производственного бизнеса – проблему залогов. Быстрорастущим компаниям сложно найти обеспечение, при этом они нуждаются в дешёвых инвестиционных кредитах на своё интенсивное развитие. И в наших перспективных планах – создание механизма мезонинного финансирования как источника капитала для компаний, не имеющих большой залоговой массы. Это позволит обеспечить доступ к финансам ещё большему количеству средних производственных компаний, создать ещё больше новых, современных производств в нашей стране.

Д.Медведев:  Можно было бы ещё продолжать, но давайте мы сделаем хорошее дело. У нас есть наши товарищи, которым ещё не вручены государственные награды. Я готов это сделать.

 

Rambler's Top100