Главная

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова информагентству «Интерфакс»

Вопрос:  Алексей Юрьевич, грядет визит Высокого представителя  ЕС  по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Какой для Москвы был бы идеальный результат визита? Что мы хотим от него получить?

Ответ:  Это будет, как мы рассчитываем, продолжение тех контактов, которые были у нас на уровне Министра иностранных дел и Верховного представителя Евросоюза в рамках различных международных мероприятий.

Сейчас визит Ф.Могерини дает возможность более углубленно поговорить, во-первых, по всему комплексу отношений между Россией и ЕС и по тем международным проблемам, которые представляют для нас взаимный интерес. Причем надо отметить, что по целому ряду крупных международных проблем наши позиции, когда я говорю о России и Евросоюзе, очень близки. Это, прежде всего, вопросы, связанные с ближневосточным урегулированием, вопросы, связанные с ливийским кризисом.

Будет возможность лучше понять позиции друг друга по другим темам, в частности по сирийской проблеме, так что мы рассчитываем на конструктивный, деловой диалог. Со своей стороны мы к этому готовы.

Вопрос:  Может ли быть выработана «дорожная карта» по планомерной нормализации отношений Россия – ЕС по итогам предстоящих переговоров?

Ответ:  На данном этапе такой вопрос не стоит, но хотелось бы напомнить, что с российской стороны Брюсселю были переданы соответствующие предложения по тем направлениям, где, на наш взгляд, можно было бы продвинуться вперед. Надеемся услышать развернутый ответ по этой теме со стороны Евросоюза в ходе предстоящего визита Ф.Могерини.

Вопрос:  Сегодня было объявлено, что 3 мая в Россию с визитом прибывает Президент  Турции  Р.Т.Эрдоган. Почему турецкий лидер к нам так зачастил?

Ответ:  У нас сейчас идет процесс постепенной нормализации всего комплекса российско-турецких отношений. Буквально на днях прошла очень конструктивная встреча на уровне вице-премьеров наших стран, где обсуждались экономические вопросы, в том числе те меры, которые достаточно неожиданно для нас были введены в области сельского хозяйства турецкой стороной.

Была достигнута договоренность о том, что в самое ближайшее время состоятся соответствующие консультации на уровне заместителей министров. С нашей стороны это будет заместитель Министра экономического развития.

Что касается МИД, поднималась визовая тема. И мы еще раз подтвердили готовность российской стороны идти по пути облегчения визовых формальностей для владельцев служебных паспортов, для крупного бизнеса, прежде всего, для того бизнеса, который работает именно с Россией.

Важный вопрос – это облегчение визовых формальностей для водителей грузовиков, и фактически в завершающей стадии находятся наши консультации по вопросам облегчения визовых формальностей для экипажей судов гражданской авиации. Так что российская консульская служба к этой работе с нашими турецкими партнерами готова.

Естественно, многое будет зависеть от готовности и с турецкой стороны идти вперед по всему комплексу отношений.

Вопрос:  Алексей Юрьевич, хотели бы все-таки уточнить по поводу референдума, который состоялся в Турции. Как мы оцениваем его результаты? Мы считаем, что укрепление власти Р.Т.Эрдогана сблизит наши позиции с Турцией?

Ответ:  Мы считаем, что это право турецкого народа – решить, в каком правовом поле они хотят жить. Турецкий народ проголосовал на референдуме, и результат референдума надо уважать.

Вопрос:  Его итоги скажутся как-то на наших двусторонних отношениях?

Ответ:  Я не вижу здесь прямой связи.

Вопрос:  Учитывая тот факт, что Д.Трамп подписал постановление о начале процесса вступления  Черногории  в  НАТО  и что в самой Черногории на 28 апреля назначено голосование в парламенте по вступлению в альянс, считаем ли мы, что это создает угрозу российской безопасности? Как это оценивают в Москве и какие меры готовят?

Ответ:  Не секрет, и это неоднократно говорилось, что мы считаем, когда речь идет о кардинальных вопросах в жизни того или иного государства, конечно, решать это должны народы этих стран. В этом-то и смысл демократического процесса. В данном случае это право черногорского народа на референдуме определить: хотят они, чтобы их страна вступала в НАТО, или не хотят.

Что же касается наших отношений, то не только вступление в НАТО как таковое, но и целый ряд шагов, которые предпринимает черногорское руководство, – это и присоединение к антироссийских санкциям, и антироссийские кампании в местной прессе, – конечно, сказываются и неизбежно скажутся негативно на всем комплексе российско-черногорских связей.

Вопрос:  В канун внеочередного саммита НАТО, который пройдет в мае, как Вы можете прокомментировать приближение альянса к российским рубежам и появление военных НАТО, в частности, из Германии, в 100 километрах от нашей границы впервые после окончания Второй мировой войны? Как далеко российская сторона готова пойти в своем ответе на эти шаги?

Ответ:  Вглядываясь в те военные приготовления, которые НАТО осуществляет на наших границах, притом в таком многонациональном составе, вольно или невольно вспоминаешь события столетней давности и подготовку к иностранной военной интервенции в Россию в годы Гражданской войны в нашей стране. Разумеется, сегодня мы живем в другом мире, но наши западные коллеги должны помнить, что главную угрозу международной безопасности представляет наш общий враг – международный терроризм.

 

Rambler's Top100