Главная

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Вице-канцлером, Министром иностранных дел ФРГ З.Габриэлем, Краснодар, 28 июня 2017 года

Прежде всего хотел бы вновь поблагодарить Губернатора Краснодарского края В.И.Кондратьева, мэра Краснодара Е.А.Первышова за оказанные нам гостеприимство и радушный прием. Мы знаем, что регион вносит полезный вклад в укрепление межрегиональных связей с зарубежными партнерами, регулярно принимает у себя крупные международные форумы. В МИД России высоко ценят эту работу.

Еще раз хотел бы поприветствовать Вице-канцлера, Министра иностранных дел ФРГ З.Габриэля. Это его третий визит в нашу страну в текущем году, что наглядно говорит об интенсивном и насыщенном характере нашего двустороннего диалога. Я искренне признателен З.Габриэлю за конструктивный настрой, способствующий эффективному решению стоящих перед нашими министерствами задач.

Только что мы приняли участие в церемонии открытия Российско-германской конференции городов-партнеров – значимого события в деле наращивания межрегиональных и межобщественных связей между двумя государствами. Наше общее мнение заключается в том, что в условиях не самой простой ситуации в Европе усилия по линии общественной дипломатии, прямые контакты между людьми всемерно способствуют укреплению доверия и взаимопонимания между нашими странами и народами.

Удовлетворены тем, что несмотря на сохраняющиеся разногласия по ряду серьезных международных проблем, российско-германский диалог в целом носит конструктивный характер. Поддерживаются регулярные политические контакты, в том числе на высшем уровне, восстанавливаются двусторонние форматы взаимодействия, ранее замороженные не по российской инициативе.

Отрадно, что после продолжительного спада наметились позитивные тенденции в торгово-экономической области. Немецкий бизнес был широко представлен на Петербургском международном экономическом форуме. Реализуются перспективные совместные проекты в сфере инноваций, высоких технологий, энергетики.

Эффективно функционируют межпарламентские и межведомственные диалоговые каналы. Традиционно насыщенным остается взаимодействие в культурной, научно-образовательной и историко-мемориальной сферах. Особо отмечу успешное проведение «перекрестного» Года молодежных обменов. Вместе с З.Габриэлем мы планируем принять участие в церемонии его закрытия в Берлине 13 июля.

Сегодня мы объявили о начале нового «перекрестного» Года регионально-муниципальных партнерств. Его насыщенная программа предусматривает многочисленные встречи представителей бизнеса, деятелей образования, науки и культуры, молодежные и спортивные обмены, контакты по линии гражданских обществ.

После нашей пресс-конференции у нас с З.Габриэлем будет ещё одна возможность обсудить широкий спектр актуальных вопросов двусторонней и международной повестки дня. Будем говорить о том, как выходить из кризиса на Украине через выполнение Минских договоренностей, как можно сотрудничать по содействию урегулированию серьезных кризисов на Ближнем Востоке и Севере Африки, в том числе в Сирии, Ливии. Рассмотрим, как мы можем взаимополезно и с пользой для всего мирового сообщества сложить наши усилия в борьбе с терроризмом. У нас на повестке дня всегда есть такие вопросы, как взаимодействие в Совете Европы, в ОБСЕ, в рамках «Группы двадцати», в ООН. Будем готовы выслушать оценки наших германских коллег ситуации, складывающейся в отношениях между ЕС и Россией и между НАТО и Россией.

Еще раз благодарю З.Габриэля за то, что он принял наше приглашение. С удовольствием передаю ему слово.

Вопрос (адресован обоим министрам): На следующей неделе состоится саммит «Группы двадцати» и в том числе встреча президентов России и США.  Что вы ожидаете от этого в плане продвижения по сирийскому направлению? Видите ли вы в принципе возможности для прогресса? На какое взаимодействие готова Россия для решения сирийского конфликта?

С.В.Лавров: Подготовка к саммиту идет. Там есть повестка дня, которая была предложена германским председательством. Она весьма насыщенна. Разумеется, в рамках таких форумов, что называется «на полях», проходят такие контакты.

Тема о возможной встрече президентов России и США за последние дни если не недели уже достаточно обсуждается в СМИ. Добавить к этому нечего. Мы исходим из того, что контакт состоится, поскольку два президента в одно время будут в одном городе, здании, зале. Наверное, будет неправильно, если они не смогут переговорить, причем по многим вопросам.

Вы упоминали Сирию и Украину. Мне кажется, прежде всего нужно добиваться нормализации диалога, чтобы он опирался на коренные интересы России и США. Сейчас мы наблюдаем крайне искаженную картину, которая складывается в Вашингтоне под воздействием охвативших многих политиков русофобских настроений. Думаю, что это вредит самим США, о чем прозорливые американские наблюдатели уже начинают говорить. Это уж точно не помогает решать международные вопросы, вклад в урегулирование которых могут внести Россия и США. Тем самым это затрудняет решение проблем, стоящих перед всем международным сообществом.

Вопрос: Планируется ли встреча «нормандской четверки» «на полях» саммита? Видите ли Вы потенциал для прогресса по этому вопросу?

С.В.Лавров: По крайней мере, я не слышал о таких планах. Есть высказывания в пользу того, чтобы с учетом результатов последних президентских выборов во Франции, избрания нового президента состоялся контакт, по крайней мере по телефону. Я думаю, что организационные вопросы решаются соответствующими протокольными службами.

Вопрос: Есть ли возможность ограничить или остановить процесс наращивания вооружений НАТО и Россией? Какие шаги для этого необходимы?

С.В.Лавров: Есть статистика, по крайней мере, никто ее не опроверг, и мы ее предъявляли неоднократно, которая  говорит, что НАТО многократно увеличило свое присутствие в районах Европы, где договаривались не наращивать вооруженные силы на постоянной основе. НАТО говорит, что делается это на основе ротации, но при этом эта ротация постоянная. Поэтому никакой разницы между постоянным и ротационным развертыванием в нынешних планах НАТО мы не усматриваем. Многократно увеличилось количество учений, причем их легенда большей частью носит характер сдерживания России.

Мы понимаем, что в НАТО есть и другие аргументы. Чтобы внести в этот вопрос полную ясность, мы давно предложили, чтобы военные эксперты России и Альянса сели за стол, разложили соответствующие карты и просто инвентаризировали, какие силы и средства есть у НАТО на границах с Россией и какие средства есть у нашей страны на границах с Альянсом. Тот факт, что наши североатлантические коллеги уходят от этого разговора, от этого очень простого предложения наводит на мысль, что они прекрасно понимают, какое соотношение сил и средств будет в Европе.

Но мы к диалогу готовы, как готовы и к диалогу по реализации инициативы Президента Финляндии С.Нийнистё о нормализации обстановки в воздушном пространстве над Балтикой. Год назад было внесено соответствующее предложение. Пока наши натовские коллеги не торопятся его рассматривать.

Так же, как в российско-американских отношениях, так и в отношениях Россия-НАТО есть существенно искаженная картина восприятия происходящего, которая обусловлена тем, что натовцы тоже уходят от нормального диалога. Наверное, какие-то члены Североатлантического альянса используют правило консенсуса, чтобы такой диалог не возобновлялся, постоянно твердят как мантру, что отношения НАТО с Россией никогда не будут прежними, пока Россия не исправится. Такой подход сугубо политизированный и идеологизированный, на нем далеко не уедешь. Мы проявляли добрую волю по всем вопросам, о которых Вы упомянули.

По Сирии наша инициатива совместно с Турцией и Ираном при участии США, ООН, Иордании по проведению серии важных встреч между правительством и оппозицией на площадке казахстанской столицы Астаны поддержана всеми. Очередной раунд состоится в самое ближайшее время на следующей неделе. Мы заинтересованы в том, чтобы эта инициатива реализовывалась добросовестно всеми участниками этого конфликта, в том числе и всеми внешними игроками. Это наш конкретный вклад. Я рассчитываю, что со стороны наших американских, европейских и региональных партнеров будет такой же открытый, понятный подход, нацеленный на деэскалацию обстановки через создание соответствующих зон (как Вы знаете, это было нами предложено), через нормализацию гуманитарной ситуации, прекращение попыток отвоевать себе ту или иную часть территории Сирии, что подвергает угрозе ее территориальную целостность и суверенитет.

То же самое относится к украинскому кризису, о котором Вы упомянули в вопросе о том, планируется ли созывать «нормандский формат». Есть Минские договоренности. То, что мы в последнее время в очередной раз слышим о появлении каких-то новых идей, как у нас говорят,  - «от лукавого». Минские договоренности одобрены СБ ООН, они недвусмысленны и предельно конкретны. Их надо выполнять. Когда «нормандский формат» возобновит свою работу на высшем уровне, мы обратим на это внимание наших партнеров, в том числе Германии и Франции, которые по большому счету подписались под тем, чтобы поддержать выполнение этих договоренностей и которые имеют очень серьезное влияние на Киев. Мы будем готовы пройти свою часть пути.   

Вопрос: Белый дом выступил с заявлением, в котором обвинил Б.Асада в подготовке к очередной химатаке, а также пригрозил жесткими ответными мерами. США отказались предоставлять доказательства, однако угрозы уже звучат. Вы и Госсекретарь США Р.Тиллерсон недавно обсудили недопустимость провокаций против сирийской армии. Что делать в ситуации, когда наш голос не слышат? Как Россия будет реагировать на возможные меры США и их союзников?

С.В.Лавров: Реагировать будем достойно и соразмерно реальной ситуации, которая может сложиться.

Госсекретарь США Р.Тиллерсон звонил мне. Утечка о том, что конкретно мы обсуждали, опять произошла на американской стороне. Теперь, чтобы не было кривотолков и недосказанностей, я могу подтвердить, что он звонил мне и предупредил о наличии у США информации о якобы готовящейся очередной, как он выразился, химатаке Правительства САР против оппозиционеров. Я напомнил ему, что до сих пор не расследованы остающиеся абсолютно голословными утверждения о том, что 4 апреля во время бомбардировок Хан-Шейхуна сирийской авиацией применялись химические боеприпасы. Я также напомнил Р.Тиллерсону, что он звонил мне буквально 5 апреля с просьбой оказать содействие в том, чтобы инспекторы Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) посетили тот самый аэродром, откуда вылетали самолеты на боевую миссию.  Если самолеты оснащались там химическими боеприпасами, то невозможно замести следы, и профессионалы, вероятно, обнаружили бы наличие или отсутствие там химического вещества. Я обещал Р.Тиллерсону, что мы обязательно доведем этот сигнал до Правительства САР, подчеркнул, что и мы заинтересованы в расследовании этого инцидента, раз есть утверждение неких очевидцев в Хан-Шейхуне. Сирийское правительство подтвердило свое согласие принять инспекторов. Как только это произошло, позиция сразу поменялась – США стали говорить, что готовы поддержать такую инспекционную поездку, если сама ОЗХО будет в этом заинтересована. Хотя, как может быть не заинтересована Организация, созданная для борьбы с химическими угрозами, в посещении конкретного места, откуда, как утверждается, поднимались самолеты с вредоносными снарядами с отравляющими веществами? Однако эта Организация неожиданно сказала, что ей нельзя и ни к чему ехать на аэродром. Американские партнеры в этой ситуации тоже сказали, что не видят в этом большой необходимости, если ОЗХО того не хочет. Мы до сих пор бьемся, чтобы они хотя бы съездили в тот самый Хан-Шейхун, где, по утверждению наших западных коллег, ВВС Сирии применяли боеприпасы, оснащенные химическими отравляющими веществами. Надеюсь, что эта абсолютно очевидная, «притянутая за уши» ситуация будет когда-нибудь разрешена.

В германских СМИ была опубликована статья С.Херша , который проводил журналистское расследование, установившее, по его утверждению, что военные и разведчики США прекрасно знают, что сирийская авиация не применяла химических боеприпасов. Я не говорю, что он обязательно прав в тех шагах, о которых он пишет (мы не знаем, какие у него источники), но в том, что дело не очень ясное и требует прояснения, у меня нет никаких сомнений. Слышать же каждый раз, что есть стопроцентные доказательства, но ими нельзя поделиться, поскольку они добыты путем разведывательной деятельности и являются секретными, мне уже даже не интересно. Аналогичные аргументы применяются в отношении обвинений в адрес России в том, что мы на государственном уровне организуем хакерские атаки. Аналогичные аргументы о невозможности раскрыть информацию применяются и во многих других случаях, будь то Сирия, Ливия или что-то еще.

Очень рассчитываю, что на этот раз США будут руководствоваться необходимостью действительно защищать режим нераспространения химоружия, а не спекулировать на неких разведданных, которые являются секретными и которые никому нельзя показать, чтобы провоцировать или создавать предлоги для очередных ударов по силам правительственной сирийской армии, которая борется с террористами.

Я слежу за тем, как эксперты в США анализируют сложившуюся ситуацию вокруг новых сообщений о якобы готовящихся химатаках. Эксперты открыто пишут, что очень вероятно, что подобным предупреждением Вашингтона воспользуются экстремисты, которые вполне могут организовать провокацию и свалить все на сирийскую армию.

Напомню, что данные о том, что 4 апреля в Хан-Шейхуне якобы состоялась химическая атака, появились от очевидцев, которых никто не видел, но которые являются сотрудниками организации «Белые каски». Это отъявленные профессиональные провокаторы, которые работают только на территории, которую контролируют террористы. Никто не видел их на правительственных территориях, но информацию, которую они формируют, используют те, кто хотел бы организовать антиправительственные вылазки.

Напомню и о том факте, что инцидент 4 апреля, как нам говорят американские и европейские партнеры, расследовался ОЗХО на основе неких проб, собранных французами и британцами и проанализированных в каких-то лабораториях. Ни то, каким образом были получены эти пробы, ни в каких лабораториях они были проанализированы, также не раскрывается. Это тоже, видимо, секретная информация.

Мы уже устали приводить пример, когда в 2003 году К.Пауэлл в СБ ООН показывал всем пробирку с белым порошком, утверждая, что это споры «сибирской язвы», что явилось предлогом для разрушения Ирака. Это было совсем недавно. Те люди, которые не извлекли из этого урок и, тем более, забыли об этом, берут на себя колоссальную ответственность.

Вопрос (адресован обоим министрам): Недавно М.Платцек (Премьер-министр федеральной земли Бранденбург) говорил о восточной новой политике и цитировал В.Брандта. Может быть, стоит указать новый путь и найти возможность образумиться? Видите ли вы возможность достигнуть согласия и преодолеть разногласия, сложившиеся между ЕС и Россией? Возможно ли создание единого пространства от Лиссабона до Владивостока?

С.В.Лавров (отвечает после З.Габриэля): Я согласен с тем, что сказал З.Габриэль. Все больше людей по обе стороны, если можно так выразиться, хотят нормальных отношений, но политику определяют не они, а те, кто принимают решения в соответствующих столицах.

Еще раз обращаю внимание на одно простое обстоятельство. Всегда в любой ситуации есть возможность для достижения согласия. Несмотря на всю остроту противоречий между Россией и Западом в целом, несмотря на то, что мы расходимся по целому ряду аспектов урегулирования на Украине, в Сирии и, наверное, в ряде других регионов, наши отношения с Германией  взаимоуважительны, и мы никогда не прекращали диалог.

Не так давно были периоды, когда нашими немецкими коллегами были заморожены определенные форматы данного диалога. Однако сейчас они возобновляют свою работу. Мы выступаем именно за такой подход в отношениях с любой другой страной – западной или незападной, а именно, что разногласия не должны быть препятствиям для диалога, разговора, для того, чтобы выслушать и услышать друг друга. Если будет добрая воля к тому, чтобы понимать законный интерес партнера, я убежден, компромиссы будут возможны в любой ситуации.

Еще раз упомяну то, о чем я уже сказал. Нас обвиняют во всём, что происходит в Европе, в США, на Ближнем Востоке. Обвинения, выдвигаемые в наш адрес по хакерам, химическому оружию, по Украине не подкрепляются ни единым фактом всё по той же причине секретности. Кстати, по Украине тоже наблюдается достаточно безапелляционная позиция – заявляют, что всё должна решить Россия, забывая о том, что есть главный принцип урегулирования любого конфликта, который означает вовлечение всех сторон. В рамках Контактной группы, которую никто не отменял и которую «нормандский формат» только подкрепляет, а не заменяет,  Правительство Украины должно начать по-честному прямой диалог с теми людьми, которые на востоке страны отказались принимать вооруженный антигосударственный переворот.

Нам говорят, что они не могут закрыть глаза на то, что делает Россия. После украинского кризиса, переворота в стране в ЕС «хлопнули дверью», отменили саммит, заморозили практически все диалоговые форматы, которые сейчас только-только начинают восстанавливаются, закрыли на замок Совет Россия–НАТО – обиделись. Мы ведь тоже могли обидеться. Нас очень просили поддержать соглашение от 21 февраля 2014 г. (между являвшимся тогда президентом Украины В.Ф.Януковичем и оппозицией, под которым стоят подписи министров иностранных дел Германии, Франции и Польши), а через сутки, после того, как оно было подписано и мы поддержали просьбу высказаться в пользу такого решения, его разорвала оппозиция. Вместо формирования правительства национального единства, как было предусмотрено в этом соглашении, они объявили о формировании правительства «победителей». Русский язык тут же отменили, приняв закон, который существенно его ущемлял. Когда люди восстали против этого, наши западные коллеги заявили, что уже ничего не поделать – демократия победила. Мы ведь тоже могли обидеться - нас просили поддержать то, что было согласовано с прямым участием Европейского союза. Однако мы прекрасно понимали, что «на обиженных воду возят», и в любой ситуации нужно держать каналы диалога открытыми, чтобы не было еще большего недопонимания, и разногласия начинали преодолеваться через поиск разумных решений. Эти разумные решения в случае с Украиной вылились в создание Контактной группы и «нормандского формата», которые худо-бедно привели к тому, что Минские договорённости универсально признаны.

Я никому не хочу предъявлять претензии, а просто привожу пример, который говорит о том, что во внешнеполитических делах, как и в жизни, в любой частной ситуации, обижаться – это огромная ошибка. Политики не могут позволить себе такую роскошь, они должны быть прагматичны. Прагматизм всегда был присущ нашим германским коллегам, как и нашим западным партнерам в целом.

Надеюсь, что в итоге здоровое понимание своих коренных национальных интересов, понимание того, что в сегодняшнем мире ни одна страна не может реализовать свои национальные интересы без сотрудничества с другими ведущими игроками на международной арене, всё-таки возобладает, и мы вернемся в нормальное русло.

Что касается новой восточной политики, то можно по-разному называть то, что сегодня требуется. Требуется равноправный, взаимоуважительный, основанный на поиске баланса интересов диалог. Мы двумя руками за это.

 

Rambler's Top100